20:05 

В половине третьего

Litchi Claw
Young and full of pride
Название: В половине третьего
Автор: Litchi Claw
Бета: Санди Зырянова
Размер: мини, 1975 слов
Пейринг/Персонажи: оригинальные
Категория: джен, монстрогет
Жанр: хоррор
Рейтинг: R
Краткое содержание: Иногда ночные прогулки могут привести к неожиданным последствиям
Примечание/Предупреждения: мясо, расчленёнка, НЁХи трахаются

У Игоря было две дурных привычки.
Первая из них, дурная даже по мнению его мамы, женщины весьма свободных для своего возраста взглядов, заключалась в безобидном с точки зрения простого обывателя факте: он любил гулять по ночам. Не просто выходить на пятнадцать минут подышать свежим воздухом, а именно гулять, долго, обстоятельно, часами обходя знакомые узкие улочки и широкие проспекты. Без такого ночного моциона Игорь не мог заснуть; впрочем, с моционом времени на сон оставалось мало, поэтому никто не помнил, когда Игоря видели выспавшимся. Собственно, именно поэтому его мать считала эту первую привычку вредной.
Вторая же была совершенно банальной: он курил.
На самом деле была ещё и третья привычка, вредная только условно, но она проявлялась так редко и так незаметно, что говорить о ней особого смысла не было. Хотя временами эта привычка очень сильно портила Игорю жизнь.

Август, обещавший было тепло и солнечный свет, недолго пробыл последним месяцем лета; вскоре погода за окном стала намного больше напоминать осеннюю: слякоть, дожди, лужи — и подобная серая морось начисто отбивала у большинства людей желание гулять.
У большинства, но не у человека, не способного заснуть без еженощной прогулки.
Игорь шёл по проспекту, завернувшись в осеннее пальто, вытащенное с антресолей раньше времени, и курил. Горячий дым, проталкиваясь в лёгкие, дарил обманчивое тепло, и возвращаться домой, несмотря на плохую погоду, не слишком-то и хотелось. Это было странно: обычно после часов, проведённых на ночной улице, уютная квартира и чашка чая воспринимались как блаженство, как заслуженный отдых, но в последние несколько дней дом почему-то казался Игорю мрачным и неуютным местом. Оттуда как будто что-то ушло, а что именно и почему — кто знает? Игорь ничего и никого не терял в последние дни, в его жизни не случалось резких перегибов, его не заедала депрессия… ничего такого. Он считал себя здоровым и более-менее счастливым человеком. Просто в определённый момент ему перестало хотеться возвращаться домой.
Тем не менее, до выходных было ещё далеко, и, чтобы урвать хоть немного сна, было необходимо вернуться пораньше. В последние дни у Игоря побаливала голова; он думал, что всему виной недосып и ему стоит ложиться спать пораньше, и, если бы у него была возможность заснуть, не выходя на прогулку, он бы ею воспользовался. Но возможности не было, а снотворным Игорь не доверял: слишком много от них бывает вреда.
Игорь сам удивился тому, насколько быстро он добрался до дома. Видимо, стоило ему ускорить шаг, как привычный маршрут, до этого такой неторопливый, пролетел перед глазами раньше, чем сам Игорь успел это заметить. Остановившись на небольшой детской площадке напротив дома, на которую выходили окна его квартиры, он чиркнул зажигалкой, зажигая последнюю сигарету.
Часы показывали третий час ночи. В такое время нормальные люди, не отягощённые дедлайнами или привычкой поздно ложиться, уже, как правило, спят — или хотя бы готовятся ко сну; поэтому те немногочисленные окна стандартной потрёпанной девятиэтажки, в которых ещё горел свет, невольно привлекали внимание Игоря — кто ещё в его доме любит полуночничать, как он сам? Выдыхая дым, Игорь по привычке поднял голову, ища взглядом окна своей квартиры. Там должно было быть открыто окно, он забыл закрыть, когда уходил — курил на кухне, да так и оставил створку приоткрытой.
Нужное окно нашлось практически сразу. Только, когда Игорь увидел его, ему неожиданно стало безумно страшно. Дыхание сбилось, по спине побежала армия мурашек. Что-то было не так, и он даже знал, что именно.
В окне горел свет.
Игорь всегда, всегда проверял, выключен ли в доме свет и закрыты ли двери, перед тем, как выходить из дома. Особенно ночью. Во входную же дверь был встроен солидный дорогой замок, поэтому версия со взломщиками представлялась маловероятной. Живи Игорь на первом этаже, он мог бы предположить, что кто-то проник в дом через оставленное открытым окно, но он обитал на восьмом, и поэтому такой вариант был ещё более невероятным, чем взлом.
Игорю захотелось бежать. Нечто инстинктивное, подсознательное во весь голос орало ему: прочь! Прочь, убегай от этого дома! Ничего хорошего тебя там не ждёт! Он уже почти готов был послушаться этого внутреннего советчика, когда в дело вмешалось благоразумие.
Что, если это действительно воры? Проникли, нашли способ, и сейчас грабят его квартиру, переворачивая вверх дном и вытаскивая все ценные вещи?
Секунду Игорь колебался. А затем, собрав волю в кулак и преодолевая страх, подкашивающий ноги, решительно двинулся к дому.
На лестничной площадке, дойдя до самой двери квартиры, Игорь на секунду замер в нерешительности. Несмотря на то, что он был довольно крепким и хорошо сложенным, полностью полагаться на свои физические способности всё-таки не следовало: воров могло быть несколько, у них могло быть с собой оружие… Самым благоразумным выходом было бы вызвать полицию. Проблема заключалась в одном: Игорь никогда не брал с собой мобильный, когда шёл гулять ночью. Ни денег, ни украшений, никаких дорогих вещей. Это была третья вредная привычка. Та самая. Привычка, укоренившаяся с тех времён, когда он жил в неблагополучном районе, до этого никогда не подводившая, на этот раз вышла боком.
Оставалось два варианта: убежать, позорно сдав квартиру на милость кому-то, хозяйничавшему сейчас в ней… или войти. И, пусть всё внутри него кричало и вопило: остановись! — Игорь, точно следуя какому-то неведомому зову, решился.
Он осторожно провернул ключ в замке.
Дорогая дверь с хорошими замками открылась практически бесшумно. Ступая тихо, как кошка, чтобы не спугнуть незваных гостей, Игорь вошёл в коридор.
И оцепенел.
Зрелище, открывшееся перед его глазами, было будто списано с какого-то «ужастика». Вместо привычных глазу стен, пола и потолка Игорь увидел невообразимо жуткую, склизкую шевелящуюся массу, как будто всё в его доме было создано не из дерева, пластика и металла, а из сплошной гниющей плоти. Нечеловеческой плоти.
Игорь сделал шаг вперёд. Под ногами хлюпнуло. Он посмотрел вниз и увидел, что стоит в луже крови, настолько широкой, что было непонятно, как он вообще до этого её не заметил. По всему полу, сотканному из той же нечеловеческой плоти, — мясно-фиолетового цвета, с пульсирующими венами, содрогающейся, чавкающей, хлюпающей, — были разбросаны останки человеческих тел. Оторванные руки, ноги, выпущенные кишки… Несмотря на то, что свет в коридоре Игорь так и не включил, почему-то каждая деталь была видна ему во всех подробностях. Он видел, как шевелится, подрагивая, в углу чей-то оторванный язык. Видел, как какая-то рука с обломанными ногтями вдруг изогнулась, скрючила пальцы и, будто живая, поползла к нему.
Игорь закричал и рванулся к двери. И в этот момент всё исчезло, как будто и не начиналось.
Он стоял посреди своего коридора, тёмного, чуть захламлённого, но всё же его коридора, его квартиры, с его мебелью и вещами. Ни гниющего мяса, ни крови, ни оторванных конечностей больше не было.
Игорь включил свет и придирчиво осмотрел коридор. Сердце гулко бухало в груди. Было страшно представить, что он сходит с ума и ему мерещатся всякие ужасы, но ещё страшнее было бы вообразить, что всё это случилось на самом деле.
К счастью, в коридоре не было ни малейшего намёка на тот ужас, свидетелем которого только что стал Игорь. «Неужели это от недосыпа? Да нет, не может быть…», — думал он, проходя по коридору. Игорь решил позвонить — врачам, скорой, да хоть мамочке! — сразу же, как только случится ещё что-нибудь странное и страшное.
Если случится.
Лампочка в кухне уже не горела, но, стоило ему это отметить и принять за очередную галлюцинацию, как свет неожиданно загорелся. И тут же погас, так быстро, что Игорь даже не успел испугаться.
Это было последней каплей. Потеряв самообладание, Игорь рванулся в свою комнату, где на подзарядке, мирно помигивая огоньками, лежал его мобильник. Домашнего телефона у Игоря не было уже несколько лет как.
Как только он пересёк порог спальни, всё снова изменилось.
Он опять был в жутком «мясном» помещении, только теперь оно казалось куда более реальным. Пульсирующие стены источали зловоние и низкий гул, предметы мебели — его, Игоря, мебели! — были гротескно повторены нагромождениями того же отвратительного вещества. Самым ужасным в них было то, что они, кажется, даже функционировали! Книжная полка — груда мяса с прорезанными полочками внутри; края порезов сочатся кровью и слизью. Любимый диванчик — вспухший пузырь полупрозрачной плоти, внутри которого что-то шевелится. Кровать…
Когда Игорь перевёл взгляд на кровать, ему стало дурно. Он понял, что он в этом кошмаре не один. Потому что там, на ложе цвета гнили, трясущемся при каждом их движении, словно желе, отчаянно совокуплялись двое.
И людьми эти двое не были.
Точнее, они были как-то нелепо, искорёженно похожи на людей. Их тела были почти как человеческие, только жуткого бордово-синюшного цвета; их волосы шевелились, точно живые. Игорь видел руки того существа, которое, по-видимому, было самкой; оно, издавая хриплые сладострастные стоны, отчаянно цеплялось за спину своего партнёра ладонями, и на этих ладонях было по семь пальцев.
Игорь не понимал, почему он всё ещё жив. Ведь эти дьявольские создания наверняка должны были бы заметить его… пусть поглощённые страстью, они же не настолько слепы, чтобы не заметить чужого человека в своей комнате…
Но ведь это была не их комната. Это была ЕГО комната!
Или всё-таки их?..
Несколько секунд спустя наваждение исчезло. Игорь обнаружил себя стоящим на коленях на полу своей спальни и кричащим — отчаянно, монотонно, на одной ноте. По его щекам струились нервные слёзы. Он не был уверен, но ему показалось, что за мгновение до того, как он вернулся в реальность, одно из существ обернулось и посмотрело на него.
Посмотрело белыми, как вываренное яйцо, глазами.
Игорь вскочил с пола. Качаясь на негнущихся ногах, подбежал к телефону, всё так же мирно стоящему на зарядке. Быстрее, быстрее, позвонить, поделиться этим кошмаром, кому-нибудь, ну хоть кому… он машинально отметил, что сейчас двадцать четыре минуты третьего… кому-нибудь, пожалуйста…
«Извините, связь прервалась…».
«Номер занят».
«Сеть занята».
«В данный момент этот абонент не может принять ваш вызов…».
«Абонент временно недоступен…».
На шестой попытке Игорь отшвырнул от себя телефон, отчаявшись дозвониться кому бы то ни было. Кажется, что-то специально блокировало все его вызовы, не давая рыбке ускользнуть с крючка, на который она так доверчиво насадилась.
Оставался Интернет. Единственная надежда, единственный, последний шанс связаться с другим, живым миром…
«Нет сети».
Одно простое уведомление заставило Игоря бессильно взвыть и отшвырнуть телефон в угол. Всё-таки то, что с таким упорством пыталось отрезать его от коммуникаций, одержало победу. И теперь единственное, что ему оставалось, — бежать.
Дверь оказалась заперта. Напрасно Игорь, точно безумный, кидался на неё всем телом, вновь и вновь тыкал в замочную скважину ключом: дверь не открывалась. Та самая надёжная, дорогая дверь, в качестве которой он был уверен безоговорочно, теперь тоже предала его.
Игорь был заперт в собственном доме, превращающемся в жуткое мясное логово.
Последним шансом были инструменты, хранящиеся в ящике, который он оставил на кухне после того, как что-то там чинил. Может быть, ему удастся как-то отвинтить замок? А не отвинтить, так взломать изнутри?..
«Я всё понял, — бормотал он, точно в страшном сне, пока медленно, хватаясь за стенки, чтобы не упасть, шёл на кухню. Мир вокруг него, казалось, мигал. Нормальный мир — кровяное месиво — его коридор — филиал ада — он держится за стену — он приникает руками и грудью к пульсирующему тошнотворному нагромождению. — Я всё понял… Эти твари пробрались в мой дом, пока меня не было… ночью пустые квартиры всегда так уязвимы... проникли через открытое окно… начали перестраивать реальность под себя, чтобы я не замечал… ведь так?.. мне снились кошмары и болела голова, но я не видел… пока случайно не вернулся раньше… выспаться хотел».
Эта последняя фраза, так некстати пришедшая в голову, неожиданно вызвала у Игоря приступ дикого, сумасшедшего веселья. Он отцепился от стенки и упал на пол, истерично хохоча, плача от смеха, захлёбываясь смехом и слезами.
И в эту секунду всё прекратилось окончательно. Мир мигнул и снова стал прежним. Кровь, гниющая плоть и кошмарные существа исчезли, как будто их и не было никогда. Из комнаты донёсся радостный писк поймавшего сеть телефона.
Лёжа на полу, Игорь постепенно приходил в себя. В голове прояснялось, покинувшее было его здравомыслие начало возвращаться. Машинально переведя взгляд на часы, стоящие на тумбочке, Игорь неожиданно отметил, что сейчас практически два тридцать. Время, в которое он обычно приходил с ночных прогулок домой.
Он улыбнулся и сел. Потом осторожно, с трудом встал на ноги, всё ещё дрожащие, но уже выдерживающие вес его измученного тела. Доковылял до кухни и рухнул на стул, закрыв глаза, слишком измотанный, чтобы кому-то звонить и ещё что-то делать.
«Наконец-то всё закончилось…», — пробормотал он.
И почувствовал на своём плече холодное, мокрое и склизкое прикосновение пальцев.
Стрелки часов дошли до половины третьего и остановились, погружая квартиру в тишину.

@темы: творчество поющей железяки, Личи на ФБ, fandom Creepy

URL
   

Поющая железяка

главная